Перед боем еще страх есть, а в бою бояться некогда

23-летний боец 30-й бригады 
старший лейтенант Иван Берташ
с позывным «Кулиш» на войне с первых ее дней. 

Его танковое подразделение было и среди участников боев 
на Дебальцевский направлении зимой 2015 года.

- После того, как враг захватил Углегорск, одной из ключевых точек стало село Логвиново, - рассказывает Иван. - Контроль над этим населенным пунктом позволял содержать единственный путь 
сообщения с подразделениями Дебальцевского группировки. Поэтому когда село 
захватили боевики, командование приняло решение выбить врага с Логвинова.
Эту задачу поставили бойцам 30 отдельной механизированной бригады и батальону
 «Донбасс». Поддержать в бою пехоту принадлежало танкистам. Утром 12 февраля 
сводное подразделение приблизился к селу.
- Когда мы подошли к Логвинова, боевики открыли плотный огонь. Загорелась одна БМП, 
потом еще одна. В селе я заметил два танка, - вспоминает Иван Берташ. - Чтобы не подставляться, начали крутить «карусель», выезжая раз за разом на 
небольшой холм для выстрела. Танк был справа, удалось подвести сразу. 
Затем перенес огонь на второй.
Вместе с другим экипажем мы этот танк таки поразили.
Несмотря на успехи танкистов, пехота продвигалась медленно. Боевики засели в домах
 и оттуда поливали ее огнем.
- Пошли дальше, чтобы поддержать пехоту, - продолжает офицер. - За домами заметил еще один сепарский танк, но он почему-то не двигался и не стрелял. Мы его подожгли первым же выстрелом.
В настоящее время на восточную окраину села к боевикам подошло подкрепление - три
"семьдесят двойки». Ситуация осложнялась, однако Иван дал команду механику-водителю двигаться им навстречу.
- И вдруг сильный взрыв. Танк вздрогнул и остановился дым, пламя. Несколько секунд
я приходил в себя, призвал, но никто не отозвался. Начал выбираться, машина уже пылала
и могла взорваться в любую секунду, - вспоминает танкист. - Вывалился на землю и стал отползать. Глаза, я не мог открыть. Двигался практически вслепую. А еще очень болела левая рука - внешняя
сторона кисти была ободранная до кости и обгорела.
Когда Иван мимо, наткнулся на двух раненых, лежащих неподалеку. Сначала подумал, что
это наши бойцы. А потом понял, что они - боевики, скорее всего именно те, которые 
подтянули под гусеницы танка «минный шлагбаум» - несколько противотанковых мин,
связанных между собой веревкой в виде цепочки. 
Очевидно, их задело взрывом мин.
В том бою ангел-хранитель парня был рядом - из экипажа уцелел только он. 
Его подобрали наши бойцы. Далее - четыре месяца лечения в госпитале. 
Он вернулся в свое подразделение только в июне. После ранения у Ивана ухудшилось
зрение, но он уверен, что сможет увидеть в прицеле танк противника.
Спрашиваю, страшно во время танковых сражений?
- Перед боем еще страх есть, а в бою бояться никогда, - спокойно говорит офицер. - Здесь главное - не впасть в ступор, иначе противник сделает выстрел первым. 
В танковом бою кто первый выстрелил, тот имеет больше шансов уцелеть. 
Бить российские Т-72 на наших Т-64 можно уверенно. Система управления огнем 
64-ки лучше, чем на 72-ки, поэтому на Т-64 сделать точный первый 
выстрел шансов больше. Конечно, если бы у нас были «Оплот» с тепловизионным 
прицелом для ночного боя, статистика уничтоженных вражеских танков была бы лучше.
Указом Президента Украины от 14 марта 2015 старший лейтенант Иван Берташ награжден
орденом Богдана Хмельницкого III степени.

«Народна армія»
30 бригада новоград военный АТО
Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію
Оцініть першим
(0 оцінок)
Поки ще ніхто не оцінював
Ніхто ще не рекомендував
Авторизуйтесь ,
щоб оцінити і порекомендувати
Коментарі